Оружейная палата. Москва

«Отче наш...»


Год создания: 1668—1669

Размер: 131 х 77 х 2,5

Техника: Дерево, темпера, левкас

Школа: Круг Гурия Никитина


Церковь Святителя Григория Неокесарийского на Большой Полянке в Москве, откуда происходят иконы «Отче наш...» и «Символ веры», была воздвигнута в камне на месте старого деревянного храма на средства царя Алексея Михайловича и его духовника Андрея Саввиновича Постникова. Над созданием иконостаса «красной» церкви работали лучшие мастера своего времени: Симон Ушаков, Георгий Зиновьев, Иван и Федор Карповы и другие. Иконы «Символ веры» и «Отче наш...» были парными и располагались в местном ряду.

Андрей Постников был сторонником реформ патриарха Никона. Возможно, включение в состав иконостаса образов, иллюстрировавших тексты главных христианских молитв, было обусловлено стремлением подчеркнуть законность «книжной справы», в ходе которой был отредактирован текст Символа веры.

Иконы относятся к так называемым символико-аллегорическим или мистико-дидактическим образам, получившим распространение с середины XVI столетия.

По всей видимости, сюжет «Отче наш…» был довольно редким. В отличие от произведений на тему Символа веры, он встречается преимущественно в памятниках монументальной живописи.

Сложная девятичастная композиция представляет собой иллюстрацию к молитве "Отче наш". Целые сцены или отдельные их части были заимствованы из гравированных листов популярной в XVII веке Библии Пискатора, привозившейся из Западной Европы. 

Порядок клейм:

1. «Отче наш иже еси на небесех». Троица Новозаветная в окружении бесплотных сил;
2. «Да святится имя Твое». Добрые дела;
3. «Да приидет царствие Твое». Олицетворение мира;
4. «Да будет воля Твоя…». Несение креста;
5. «Хлеб наш насущный…». Причащение. Молитва перед вкушением пищи. Проповедь Христа;
6. «И остави нам долги наша…». Возвращение блудного сына. Притча о немилосердном должнике;
7. «И не введи нас во искушение»;
8. «Но избави нас от лукавого»;
9. «Яко Твое есть царство…». Царство будущего века.

Иконы «Отче наш…» и «Символ веры» имеют единую художественную природу. Очевидно, они создавались одновременно с другими иконами местного ряда церкви Григория Неокесарийского. Их размеры и формат такие же, как у стоявших по сторонам от Царских дверей образов письма Симона Ушакова «Богоматерь Киккская» (ГТГ) и «Господь Вседержитель» (ГИМ). У всех четырех икон нет ковчегов, а поля окрашены в охристый цвет. Несмотря на разницу в количестве клейм (9 и 13), «Отче наш…» и «Символ веры» воспринимаются как парные образы, чему способствует наличие одинаковых фигурных завершений, объединяющих под своей «небесной» сенью верхние ярусы клейм. По стилю рассматриваемые произведения схожи с работами поволжских мастеров третьей четверти XVII столетия, в которых также обнаруживаются бурная динамика форм, богатство палитры, обильные золотые пробела.

Оружейная палата. Москва

ARMOURY CHAMBER, Moscow

«Отче наш...»


Creation: 1668—1669

Size: 131 х 77 х 2,5

Technique: Wood, tempera, gesso

School: Круг Гурия Никитина


Церковь Святителя Григория Неокесарийского на Большой Полянке в Москве, откуда происходят иконы «Отче наш...» и «Символ веры», была воздвигнута в камне на месте старого деревянного храма на средства царя Алексея Михайловича и его духовника Андрея Саввиновича Постникова. Над созданием иконостаса «красной» церкви работали лучшие мастера своего времени: Симон Ушаков, Георгий Зиновьев, Иван и Федор Карповы и другие. Иконы «Символ веры» и «Отче наш...» были парными и располагались в местном ряду.

Андрей Постников был сторонником реформ патриарха Никона. Возможно, включение в состав иконостаса образов, иллюстрировавших тексты главных христианских молитв, было обусловлено стремлением подчеркнуть законность «книжной справы», в ходе которой был отредактирован текст Символа веры.

Иконы относятся к так называемым символико-аллегорическим или мистико-дидактическим образам, получившим распространение с середины XVI столетия.

По всей видимости, сюжет «Отче наш…» был довольно редким. В отличие от произведений на тему Символа веры, он встречается преимущественно в памятниках монументальной живописи.

Сложная девятичастная композиция представляет собой иллюстрацию к молитве "Отче наш". Целые сцены или отдельные их части были заимствованы из гравированных листов популярной в XVII веке Библии Пискатора, привозившейся из Западной Европы. 

Порядок клейм:

1. «Отче наш иже еси на небесех». Троица Новозаветная в окружении бесплотных сил;
2. «Да святится имя Твое». Добрые дела;
3. «Да приидет царствие Твое». Олицетворение мира;
4. «Да будет воля Твоя…». Несение креста;
5. «Хлеб наш насущный…». Причащение. Молитва перед вкушением пищи. Проповедь Христа;
6. «И остави нам долги наша…». Возвращение блудного сына. Притча о немилосердном должнике;
7. «И не введи нас во искушение»;
8. «Но избави нас от лукавого»;
9. «Яко Твое есть царство…». Царство будущего века.

Иконы «Отче наш…» и «Символ веры» имеют единую художественную природу. Очевидно, они создавались одновременно с другими иконами местного ряда церкви Григория Неокесарийского. Их размеры и формат такие же, как у стоявших по сторонам от Царских дверей образов письма Симона Ушакова «Богоматерь Киккская» (ГТГ) и «Господь Вседержитель» (ГИМ). У всех четырех икон нет ковчегов, а поля окрашены в охристый цвет. Несмотря на разницу в количестве клейм (9 и 13), «Отче наш…» и «Символ веры» воспринимаются как парные образы, чему способствует наличие одинаковых фигурных завершений, объединяющих под своей «небесной» сенью верхние ярусы клейм. По стилю рассматриваемые произведения схожи с работами поволжских мастеров третьей четверти XVII столетия, в которых также обнаруживаются бурная динамика форм, богатство палитры, обильные золотые пробела.

ARMOURY CHAMBER, Moscow


главная

коллекции

медиатека

main

collection

media library