Шишкин Иван Иванович

Корабельная роща


1898

Холст, масло. 165 x 252

Пост. в 1898 от автора


Блестящим итогом полувекового пути Шишкина в отечественном искусстве стала картина „Корабельная роща“ (1898), в основу которой легли этюды, исполненные им под Елабугой в Афонасовской корабельной роще, где он нашел свой идеал — синтез гармонии и величия. Это полотно — широкое и многогранное обобщение, но созданный в нем образ не утратил конкретности, трепета жизни и ощущения близости человека. Картину можно считать классической по завершенности, полноте художественного образа, монументальности звучания. Стройные высокие сосны предстают во всей пластической красоте. Кажутся почти осязательными любовно написанные смолистые стволы. В произведении нет ни одного куска, исполненного равнодушной, привычно-умелой рукой. Художник словно живет одной жизнью с изображаемой им природой. Картина стала заключительным аккордом в созданной мастером эпопее, символизирующей красоту и силу русских лесов. Ирина Шувалова. «Что может быть лучше природы!» // Иван Шишкин из собраний Русского музея и Третьяковской галереи. СПб, 2008. С. 18.

 

Как все лучшие полотна Шишкина, эта картина рождает ощущение жизни, чувство непосредственной близости к природе. В основу ее легли натурные этюды, выполненные художником в родных прикамских лесах. Но в этом последнем произведении мастера отражено и то глубочайшее знание растительного мира, которое было накоплено им за почти полувековую творческую жизнь. Срезая рамой верхушки стволов (прием, часто повторяющийся у Шишкина), художник усиливает впечатление огромности деревьев, которым, кажется, не хватает места на полотне. Мощные вековые сосны даны во всей пластической красоте. Их чашуйчатая кора буквально вылеплена кистью с использованием многих цветов. Шишкин был и оставался до конца непревзойденным знатоком дерева, не имевшим соперников в изображении хвойного леса. Вспорхнувшие над ручьем бабочки, чуть голубоватые рефлексы от неба, зеленоватые отражения в воде, лиловатые тени на стволах, привносят светлую радость бытия, не нарушая при этом впечатления разлитого вокруг покоя. Разнообразные мазки, выявляющие форму и фактуру, подчеркивают мягкость травы, пушистость хвои, крепость стволов. Во всем чувствуется отточенное мастерство, уверенная рука художника. Конкретность образа сочетается в произведении с широким обобщением. 

Шишкин Иван Иванович
1832, Елабуга – 1898, Санкт-Петербург

Живописец-пейзажист.

Академик Императорской Академии художеств (с 1865). Учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества у А. Н. Мокрицкого (1852-1856), в Академии художеств у С. М. Воробьева (1856-1860). Совершенствовался в Германии, Франции (1862-1865), посетил Чехию, в Цюрихе работал в мастерской Р. Коллера, где освоил технику офорта. Профессор Академии (с 1873). Член Общества аквафортистов. Член-учредитель Товарищества передвижных художественных выставок. Творческий метод основан на углубленном изучении натуры. Создал монументальные величественные образы русской природы.

Живописные произведения «патриарха лесов» занимают неизменно почетное место в залах Русского музея (см. виртуальный тур - зал 27 Михайловского дворца), а коллекция его работ постоянно пополняется и сейчас насчитывает несколько десятков превосходных полотен. 

Графическое наследие выдающегося мастера исключительно богато. Значительная часть этого грандиозного наследия – более полутора тысяч листов – находится ныне в собрании Русского музея. Музейная коллекция формировалась постепенно – в течение восьмидесяти шести лет. Начало было положено в 1898 году, когда княгиня М. К. Тенишева передала в дар вновь открытому музею в числе других работ два рисунка Шишкина – „Бурелом“ (1867) и „У истока ручья“ (1883). В 1905—1906 годах множество прекрасных рисунков было приобретено у свояченицы и хранительницы работ художника Виктории Антоновны Лагоды. В 1918 году важным поступлением стали преимущественно станковые рисунки из коллекции Е. Е. Рейтерна, а еще десять лет спустя – из собрания С. С. Боткина. В конце 1920-х годов несколько ценных листов были переданы из библиотеки Академии художеств, где они долгие годы служили „оригиналами“ для учеников. Из той же академической библиотеки поступил интереснейший альбом под названием „Зимние эффекты“, содержащий пятьдесят пять набросков и эскизов художника. Поступили рисунки и из ликвидированного в 1931 году музея Общества поощрения художеств, и в 1935 году – из историко-бытового отдела. Наконец (не считая единичных приобретений у частных лиц), в 1963 году Музей приобрел несколько сот рисунков преимущественно рабочего характера и пять дорожных альбомов у Т. Л. Ринкевич. Так сложилась эта уникальная коллекция, которая позволяет всесторонне представить все периоды творчества мастера в его наиболее характерных проявлениях в рисунке. Ирина Шувалова. «Музыка карандаша» // Иван Шишкин из собраний Русского музея и Третьяковской галереи. СПб, 2008. С. 21.

Shishkin Ivan Ivanovich

Mast-Tree Grove


1832, Yelabuga (Vyatka Province) - 1898, St Petersburg

1898

Oil on canvas. 165 x 252


This work is an excellent example of Russian Realist landscape painting in the second half of the nineteenth century. At the beginning of 1898 Ivan Shishkin, then aged sixty-six, produced a picture that revealed for the last time the artistic capabilities of the grand old man of Russian landscape painting, (Soon after completing his work, on March 8, 1898, Shishkin died). This was Mast-Tree Grove, a canvas that synthesised, as it were, the various facets of the master’s creative manner. A well-composed work and one of his largest, it produces an impression of monumentality, of stately grandeur and tranquility. The motif is familiar to Shishkin from childhood and was presented in many of his previous works. The mast-tree grove near Yelabuga is painted here from almost the same spot as the picture Pine Forest (1872). Rising toward the sky, the pines srtetch beyond the limits of the picture. Several trunks in the centre are highlighted by the sun; at the right is a dense mass of green, at the left the transparent depths of the forest, side by side with the venerable giants young pines are growing; felled saplings span the rivalet, and in the foreground there are two butterflies on the wing. The mighty is here offset by the weak, the great by the small, the aged-old by the ephemeral, but these contrasts are perceived as natural and truly expressive, not in the least bit contrived.

Shishkin Ivan Ivanovich
1832, Yelabuga (Vyatka Gubernia) -1898, St Petersburg

Painter, draughtsman, engraver, landscapist. Studied at the Moscow School of Painting, Sculpture and Architecture (1852-1855) and the Imperial Academy of Arts (1856-1860). Fellow of the Imperial Academy of Arts in Germany and Switzerland (1862-1865). Worked in the studio of Rudolf Roller in Zurich (1863), painted studies in the Teutoburg Forest (1864). Lived in Dusseldorf (1864-1865). Founding member of the Society of Travelling Art Exhibitions (1870-1898). Professor (1873). Full member of the Imperial Academy of Arts (1893). Head the landscape studio at the Imperial Academy of Arts (1894-1895, 1897). Contributed to the World Exhibitions in Paris (1867, 1878), London (1872) and Vienna (1873). Lived in St Petersburg. 


главная

коллекции

медиатека

main

collection

media library