Сапунов Николай Николаевич

Цветы и фарфор


Год создания: 1912

Размер: 178 х 161

Техника: Холст, масло


Художник формировался как творческая личность в то время, когда закладывались основы новых эстетических принципов. Он испытал воздействие эстетики «Мира искусства» и быстро пришел к неопримитивизму, острому гротеску, став одной из крупнейших фигур русского предавангарда. В напряженной ситуации переходного времени в среде художественной интеллигенции складывалось особое театральное ощущение мира. Художник разработал особый тип «картины о спектакле», живописного действа, обнажающего иллюзорность искусства как пестрой и хрупкой оболочки зловещего хаоса. "Может статься, — писал А.Эфрос, — что будущие поколения перечеркнут начисто искусство этих лет. Но если только они пожелают приблизиться и понять, что прельщало нас когда-то в нем, тогда, думается мне, путь через Сапунова будет самым коротким, и Сапунов окажется тем самым ключарем, который откроет им дверь в заглохшие сады эстетизма". В праздничной декоративности сапуновского искусства, с ярко выраженным авторским отношением к миру в символической форме воплощен пульс времени. Уже в ранних, импрессионистических вещах Сапунова проявился его талант колориста, представителя „жаждущего красоты поколения“, испытывающего коровинское влияние. И интерес к жанру натюрморта у него возник также под влиянием Коровина. 

В последние два года жизни Сапунов создает серию прекрасных таинственных "синих натюрмортов", которые обладают особой притягательной силой и глубиной эмоционального воздействия. В них создан образ возвышенного идеального бытия, в котором находила успокоение раздвоенная, мятущаяся, больная душа художника. Он достиг такого совершенства и эмоциональной насыщенности в передаче синего цвета, в котором воплотились чувство „сокровенной тайны“, ощущение прикосновения к „стихии чуждой, запредельной“. В натюрморте запечатлен застывший мир вещей, живущих по своим законам, все в нем словно соперничает с природой и естественной гармонией. Расположенный на столе, натюрморт, как будто не имеет точки опоры. Красота, воспарившая над суетой и действительностью, может в любой момент исчезнуть – в этом отразился один из постулатов философии символизма. Известный художественный критик А. Эфрос отмечал, что живопись Сапунова в этих произведениях "стала свидетельствовать о таком надломе жизнеощущения, что нельзя отделаться от впечатления, будто художник, торопливой кистью нанося на картину образы, стонал под тяжестью своих переживаний".

Методические материалы на образовательном портале "Здравствуй, музей".

Сапунов Николай Николаевич
1880, Москва – 1912, Териоки под Санкт-Петербургом
Array

Родился в Москве. Учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1896–1901) у И. И.  Левитана, В. А. Серова, К. А. Коровина, в Высшем художественном училище при Императорской Академии художеств (1904–1910). Участник выставок: «Мира искусства» (1902, 1906, 1911–1913), «Голубая роза» (1907), «Союза русских художников» (1907). В 1910 написал для С. П. Дягилева декорации к балету И. Ф. Стравинского «Жар-птица» по эскизам А. Я.  Головина. Представитель символизма, один из самых значительных живописцев круга «Голубой розы». Предпочитал обычно темперу. Помимо пейзажей, охотно писал натюрморты, как бы символизирующие – в мотивах цветов и старинного фарфора – Красоту как таковую («Голубые гортензии», 1907; «Фарфоровые фигурки и розы», 1912). С годами главное место в его живописи занял образ «мира-театра» («Маскарад», 1907; «Карусель», 1908). Плодотворно сотрудничал с театрами Москвы и Петербурга (В. Ф. Комиссаржевской, К. Н. Незлобина, «Студия на Поварской», «Дом интермедий»). Особое значение для Сапунова имел опыт участия в постановке «Балаганчика» А. А. Блока у Комиссаржевской (1906). Разработал особый тип «картины о спектакле» («Пляска смерти» на сюжет одноименной пьесы Ф. Ведекинда, 1907; «Мистическое собрание» на сюжет блоковского «Балаганчика», 1909).

Sapunov Nikolai Nikolaevich

Цветы и фарфор


Creation: 1912

Size: 178 х 161

Technique: Oil on canvas


Художник формировался как творческая личность в то время, когда закладывались основы новых эстетических принципов. Он испытал воздействие эстетики «Мира искусства» и быстро пришел к неопримитивизму, острому гротеску, став одной из крупнейших фигур русского предавангарда. В напряженной ситуации переходного времени в среде художественной интеллигенции складывалось особое театральное ощущение мира. Художник разработал особый тип «картины о спектакле», живописного действа, обнажающего иллюзорность искусства как пестрой и хрупкой оболочки зловещего хаоса. "Может статься, — писал А.Эфрос, — что будущие поколения перечеркнут начисто искусство этих лет. Но если только они пожелают приблизиться и понять, что прельщало нас когда-то в нем, тогда, думается мне, путь через Сапунова будет самым коротким, и Сапунов окажется тем самым ключарем, который откроет им дверь в заглохшие сады эстетизма". В праздничной декоративности сапуновского искусства, с ярко выраженным авторским отношением к миру в символической форме воплощен пульс времени. Уже в ранних, импрессионистических вещах Сапунова проявился его талант колориста, представителя „жаждущего красоты поколения“, испытывающего коровинское влияние. И интерес к жанру натюрморта у него возник также под влиянием Коровина. 

В последние два года жизни Сапунов создает серию прекрасных таинственных "синих натюрмортов", которые обладают особой притягательной силой и глубиной эмоционального воздействия. В них создан образ возвышенного идеального бытия, в котором находила успокоение раздвоенная, мятущаяся, больная душа художника. Он достиг такого совершенства и эмоциональной насыщенности в передаче синего цвета, в котором воплотились чувство „сокровенной тайны“, ощущение прикосновения к „стихии чуждой, запредельной“. В натюрморте запечатлен застывший мир вещей, живущих по своим законам, все в нем словно соперничает с природой и естественной гармонией. Расположенный на столе, натюрморт, как будто не имеет точки опоры. Красота, воспарившая над суетой и действительностью, может в любой момент исчезнуть – в этом отразился один из постулатов философии символизма. Известный художественный критик А. Эфрос отмечал, что живопись Сапунова в этих произведениях "стала свидетельствовать о таком надломе жизнеощущения, что нельзя отделаться от впечатления, будто художник, торопливой кистью нанося на картину образы, стонал под тяжестью своих переживаний".

Методические материалы на образовательном портале "Здравствуй, музей".

Sapunov Nikolai Nikolaevich
1880, Москва – 1912, Териоки под Санкт-Петербургом
Array

Родился в Москве. Учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1896–1901) у И. И.  Левитана, В. А. Серова, К. А. Коровина, в Высшем художественном училище при Императорской Академии художеств (1904–1910). Участник выставок: «Мира искусства» (1902, 1906, 1911–1913), «Голубая роза» (1907), «Союза русских художников» (1907). В 1910 написал для С. П. Дягилева декорации к балету И. Ф. Стравинского «Жар-птица» по эскизам А. Я.  Головина. Представитель символизма, один из самых значительных живописцев круга «Голубой розы». Предпочитал обычно темперу. Помимо пейзажей, охотно писал натюрморты, как бы символизирующие – в мотивах цветов и старинного фарфора – Красоту как таковую («Голубые гортензии», 1907; «Фарфоровые фигурки и розы», 1912). С годами главное место в его живописи занял образ «мира-театра» («Маскарад», 1907; «Карусель», 1908). Плодотворно сотрудничал с театрами Москвы и Петербурга (В. Ф. Комиссаржевской, К. Н. Незлобина, «Студия на Поварской», «Дом интермедий»). Особое значение для Сапунова имел опыт участия в постановке «Балаганчика» А. А. Блока у Комиссаржевской (1906). Разработал особый тип «картины о спектакле» («Пляска смерти» на сюжет одноименной пьесы Ф. Ведекинда, 1907; «Мистическое собрание» на сюжет блоковского «Балаганчика», 1909).


главная

коллекции

медиатека

main

collection

media library