Ушаков Симон (Пимен) Фёдорович

Троица Ветхозаветная


Год создания: 1671

Размер: 123 x 89,2

Техника: Дерево, темпера, левкас

Школа: Царские мастерские


Образ Троицы Ветхозаветной воплощает основополагающий догмат христианской религии, согласно которому Бог един в трех Лицах – Отца, Сына и Святого Духа.

В Ветхом Завете повествуется о том, как столетнему праведному старцу, праотцу Аврааму, явился Бог в виде трех странников-ангелов. Авраам и Сарра угощают путников под дубом Мамврийским. Ангелы предрекают им рождение сына Исаака.

Художник стремился избавиться от условных канонов иконописного изображения, достичь объемности, телесности фигур и лиц. Перспективное построение композиции напоминает архитектурные фоны картин эпохи Возрождения. Здесь формы "палат" напоминают картины П. Веронезе, а иконография восходит к рублевской "Троице". Однако это произведение не несет той высокой одухотворенности, что была присуща созданиям Андрея Рублева. Ангелы здесь выглядят вполне живыми существами, а стол с чашей – символ таинства жертвы искупления – превратился в обычный натюрморт.

Уникальная особенность иконы состоит в изображении ордерных палат. Вопрос об их иконографическом источнике был отчасти решен Н. П. Сычевым, указавшим в качестве их опосредованного прообраза архитектурные фантазии на картине Паоло Веронезе «Пир у Левия-мытаря» (Галерея Академии, Венеция). Городской вид в правой части полотна связан с портиком на иконе Русского музея через промежуточные иконографические звенья. Вероятно, в их числе была гравюра из иллюстрированной Библии Мериана, в которой на листе с пророком и царем Давидом, играющим на арфе, на дальнем плане видна аналогичная «ведута».

В колорите иконы гармонично сочетаются белый, красный и бежевый, коричневато-зеленые и темно-зеленые, золото и серебро, обогащенные сиреневым и красным лаками. Важную роль играют розовый и лиловый, использованные в живописи одеяний и крыльев ангелов. Сами крылья производят необычное впечатление благодаря «живоподобной» трактовке перьев со стержнем и бородками, прописанными золотом или серебром, а также отсутствию подпапоротков. Такое изображение крыльев можно встретить и в других работах Симона Ушакова, например на Царских вратах 1672 года из соборного храма Чудова монастыря (ГММК). Наряду с белыми палатами, виднеющимися в проеме арки, и белой скатертью самыми светлыми пятнами в композиции являются лики в обрамлении пышных мягких кудрей. В волосы ангелов вплетены тонкие розовые ленты. В узнаваемой ушаковской манере написаны глаза и губы небесных вестников. За счет многослойного письма Симон Ушаков достиг впечатления трехмерности формы, рельефности объема. При этом каждому ангелу придан индивидуальный облик.

У нижней границы средника по центру белилами надпись: [В лето от Адама 7180, от Рождества Христова 1671, октября 16, радением царского мастера именем Пимен Федоров, по прозванию Симон Ушаков, в граде Москве. Тщанием и коштом Николая Евстафиева Николеты] (приведена в переводе Б. Л. Фонкича). Вторая надпись на русском языке: «За упокои схимника Филарета, схим(ника) Савватия, схим(ника) Сергиа».

Раскрыта в 1926–1927 в ГРМ И. Я. Челноковым, в 1936 Я. В. Сосиным.

Симон Ушаков неоднократно обращался к теме Ветхозаветной Троицы, однако до нашего времени дошла лишь одна крупная икона его работы с таким изображением. Второе монументальное произведение на эту тему он написал в 1677 году совместно с Никитой Павловцем (МГОМЗ).

Ушаков Симон (Пимен) Фёдорович
1626, Москва — 25 июня 1686, Москва
Array

Иконописец, царский изограф.
Начал работать в Оружейной палате в 1648, в числе мастеров серебряной палаты, с 1664 возглавил иконописную палату. Расписывал храмы и создавал книжные миниатюры, был гравером, писал парсуны (портреты). Теоретик искусства, автор трактата по иконописи "Слово к люботщателям иконного писания", где подчеркивалась художественная, эстетическая сторона иконы. Стоял во главе движения, которое вело к разрыву с древнерусской иконописной традицией. Первым среди русских иконописцев пытался освоить приемы западноевропейской живописи – объемную моделировку формы и прямую перспективу.

Ushakov Simon (Pimen)

Троица Ветхозаветная


Creation: 1671

Size: 123 x 89,2

Technique: Wood, tempera, gesso

School: Царские мастерские


Образ Троицы Ветхозаветной воплощает основополагающий догмат христианской религии, согласно которому Бог един в трех Лицах – Отца, Сына и Святого Духа.

В Ветхом Завете повествуется о том, как столетнему праведному старцу, праотцу Аврааму, явился Бог в виде трех странников-ангелов. Авраам и Сарра угощают путников под дубом Мамврийским. Ангелы предрекают им рождение сына Исаака.

Художник стремился избавиться от условных канонов иконописного изображения, достичь объемности, телесности фигур и лиц. Перспективное построение композиции напоминает архитектурные фоны картин эпохи Возрождения. Здесь формы "палат" напоминают картины П. Веронезе, а иконография восходит к рублевской "Троице". Однако это произведение не несет той высокой одухотворенности, что была присуща созданиям Андрея Рублева. Ангелы здесь выглядят вполне живыми существами, а стол с чашей – символ таинства жертвы искупления – превратился в обычный натюрморт.

Уникальная особенность иконы состоит в изображении ордерных палат. Вопрос об их иконографическом источнике был отчасти решен Н. П. Сычевым, указавшим в качестве их опосредованного прообраза архитектурные фантазии на картине Паоло Веронезе «Пир у Левия-мытаря» (Галерея Академии, Венеция). Городской вид в правой части полотна связан с портиком на иконе Русского музея через промежуточные иконографические звенья. Вероятно, в их числе была гравюра из иллюстрированной Библии Мериана, в которой на листе с пророком и царем Давидом, играющим на арфе, на дальнем плане видна аналогичная «ведута».

В колорите иконы гармонично сочетаются белый, красный и бежевый, коричневато-зеленые и темно-зеленые, золото и серебро, обогащенные сиреневым и красным лаками. Важную роль играют розовый и лиловый, использованные в живописи одеяний и крыльев ангелов. Сами крылья производят необычное впечатление благодаря «живоподобной» трактовке перьев со стержнем и бородками, прописанными золотом или серебром, а также отсутствию подпапоротков. Такое изображение крыльев можно встретить и в других работах Симона Ушакова, например на Царских вратах 1672 года из соборного храма Чудова монастыря (ГММК). Наряду с белыми палатами, виднеющимися в проеме арки, и белой скатертью самыми светлыми пятнами в композиции являются лики в обрамлении пышных мягких кудрей. В волосы ангелов вплетены тонкие розовые ленты. В узнаваемой ушаковской манере написаны глаза и губы небесных вестников. За счет многослойного письма Симон Ушаков достиг впечатления трехмерности формы, рельефности объема. При этом каждому ангелу придан индивидуальный облик.

У нижней границы средника по центру белилами надпись: [В лето от Адама 7180, от Рождества Христова 1671, октября 16, радением царского мастера именем Пимен Федоров, по прозванию Симон Ушаков, в граде Москве. Тщанием и коштом Николая Евстафиева Николеты] (приведена в переводе Б. Л. Фонкича). Вторая надпись на русском языке: «За упокои схимника Филарета, схим(ника) Савватия, схим(ника) Сергиа».

Раскрыта в 1926–1927 в ГРМ И. Я. Челноковым, в 1936 Я. В. Сосиным.

Симон Ушаков неоднократно обращался к теме Ветхозаветной Троицы, однако до нашего времени дошла лишь одна крупная икона его работы с таким изображением. Второе монументальное произведение на эту тему он написал в 1677 году совместно с Никитой Павловцем (МГОМЗ).

Ushakov Simon (Pimen)
1626, Москва — 25 июня 1686, Москва
Array

Synonymous with an important period in the history of Muscovite painting in the seventeenth century and the activities of the Armoury icon-painting workshop. Began working at the Armoury as a silversmith (1648). Following his appointment as royal icon-painter (1664), took over as head of the icon-painting section and remained there until his death (1686). An engraver and icon-painter, he also decorated the interiors of churches and created book miniatures. Painted parsuni (portraits) of Tsar Alexis Mikhailovich, decorated palace fittings, compiled an album entitled Alphabet of the Arts and wrote a treatise on icon-painting. First in the history of Russian icon-painting to employ such devices of West European art as volumetric modelling of form and perspective. 


главная

коллекции

медиатека

main

collection

media library